Россия раскрыла карты по украинскому вопросу

В преддверии переговоров с США по проблеме Донбасса Сергей Лавров обозначил позицию России по Украине в целом. По сути, Москва предлагает Западу «закрыть украинский проект» и вернуть его в зону влияния России.

В воскресенье, 12 декабря в рамках интервью одному из федеральных телеканалов глава российского МИДа Сергей Лавров сделал ряд знаковых заявлений по широкому спектру внешнеполитических вопросов. Среди наиболее примечательных стоит выделить вопросы, ориентированные на позицию по Украине.

Официальная риторика Москвы по данному поводу отличается повышенным уровнем жесткости, местами переходящим в весьма двусмысленную иронию. Достаточно в этой связи вспомнить недавний комментарий пресс-секретаря российского президента о том, что Кремль не занимается «подсчетом боеприпасов» у ополчения, а только надеется, что «у них хватит боеприпасов для того, чтобы отвечать на агрессивные действия вооруженных сил Украины».

lavrov3

Ключевыми пунктами озвученной позиции российского министра иностранных дел стали следующие:

Во-первых, возложение полной ответственности за текущее боевое обострение на украинскую сторону. При этом подчеркнуто, что в значительной степени эскалацию спровоцировали добровольческие батальоны, которые (якобы) не подчиняются вооруженным силам Украины.

Во-вторых, снятие значительной доли ответственности за происходящее с Запада. В частности, глава МИДа отметил объективность и непредвзятость миссии ОБСЕ, которая больше не может «выгораживать» ВСУ и добробаты. По сути, Кремль последовательно вбивает клин между Киевом и поддерживающими его силами на Западе, демонстрируя последним абсолютную безнадежность данного проекта, в результате чего самым разумным выходом в сложившейся ситуации было бы выйти из игры.

В-третьих, возвращение к идее децентрализации Украины, как методу урегулирования ситуации. Любопытно то, что Лавров, говоря об этом, апеллировал не к минским соглашениям, которые предусматривают предоставление широкой автономии республикам, а к предложениям апреля 2014 года, которые среди прочих были поддержаны и западными странами.

При этом Лавров отметил, что хотя контакты с новой администрацией США уже начались, чиновники Государственного департамента, с которыми можно будет обсуждать ситуацию в Украине, пока еще не назначены.

Фактически российский министр иностранных дел в своих заявлениях очертил позицию России для будущей работы с Вашингтоном по украинской теме (о том, что его переговоры с новым главой Госдепартамента Рексом Тиллерсоном по Донбассу запланированы на ближайшее время, Лавров рассказал в рамках того же интервью). Следует отметить, что позиция эта весьма жесткая и сводится к нескольким основным пунктам.

Первый: Украина – зона влияния России. Всем остальным предлагается отказаться от проекта, продемонстрировавшего за последние годы свою бесперспективность, который только тянет финансы, но не приносит никаких выгод. В этом случае Москва готова «забыть и простить» все проблемы, которые ей были причинены по данному поводу.

Второй: Москва будет решать украинскую проблему по своему усмотрению. Инструментом решения будет децентрализация. К чему это в итоге приведет – к дезинтеграции Украины или пересборке государства по новым принципам – дело России.

Третий: если Запад (включая США) не готов принять российские предложения, то Москва готова подождать еще несколько лет, пока он продолжит свой «забег по граблям». Именно так следует расценивать совершенно прозрачный (и весьма ехидный) намек Лаврова с упоминанием дискуссии весны 2014 года. Три года жесткого противостояния и разнообразных провокаций, а в итоге вернулись к тому же самому.

Москва выложила свои карты на стол. Теперь ход за Вашингтоном. Напомним, ранее мы писали о противостоянии российским настроениям в Белом доме.