Иловайская трагедия. Три года спустя

Иловайский котел войдет в историю как одна из самых трагических страниц войны России против Украины. Ряд добровольческих батальонов попали в окружение под городом Иловайск на Донбассе. Большое количество бронетехники и военных из России пересекли государственную границу и приняли участие в окружении украинских сил.

В конце - как сообщила созданная в Верховной Раде следственная комиссия по расследованию этих событий - общие потери на протяжении всех эпизодов трагедии составили около тысячи человек.

В последние недели пребывания Валерия Гелетея на должности министра обороны в его адрес постоянно звучала критика по поводу поражения и потери украинских войск. В качестве «защиты» он давал объяснения, что бойцы столкнулись с превосходящими силами боевиков и регулярных частей российской армии. Вот только приказы, что отдавались и не предавались тогда силовым блоком, в любом случае вызывают много вопросов. Даже украинские СМИ еще за несколько дней до того, как были отрезаны пути к отступлению, сообщали о вторжении российских войск и наличие российской техники в восточных областях. Почему военные руководители не реагировали на эти сообщения - вопрос с трагическими последствиями.

Временная следственная комиссия Верховной Рады, созданная для выяснения причин трагедии, на днях представила предварительный отчет своего расследования. СМИ облетели короткие сообщения о том, что, по мнению депутатов, к поражению привели действия министра обороны Валерия Гелетея, главы Генштаба Виктора Муженко, не введение военного положения, кадровые и финансовые проблемы в армии.

Председатель комиссии нардеп Андрей Сенченко уже заявил о противодействии работе со стороны Министерства обороны и Генштаба. Даже через сорок дней после получения запросов от депутатов, по состоянию на 20 октября, оба ведомства не предоставили информацию о погибших, раненых, умерших от ран, пропавших без вести и пленных. А приглашенные на заседание ВСК Гелетей и Муженко говорить отказывались, ссылаясь на секретность. Также не удалось заслушать руководителя Сектора Д -  генерал-лейтенанта Литвина П.Н. и полковника Ромигайла П.Д. - Генштаб отказал. Члены комиссии обращались к президенту Петру Порошенко с просьбой обязать указанных должностных лиц способствовать расследованию, но ответа пока так и не получили.

Выводы ВСК некоторые эксперты уже признали более политическими. Действительно, отчет является весьма критичным. Следует также учитывать, что он был представлен накануне выборов, поэтому нельзя исключать, что еще будет использоваться в борьбе за избирателя.

События в пограничном секторе Д с 23 июля и до его ликвидации в 24:00 24 августа 2014

Оценивая ситуацию, которая сложилась по состоянию на 23 июля (попаданияе украинских бойцов в зону поражения артиллерии со стороны РФ, отрезание противником наших подразделений от всех видов снабжения, невозможность организовать эффективное инженерное обустройство позиций и т.д.) под Иловайском, члены комиссии в своем отчете отмечают, что надо было срочно принимать решение и либо закрыть разрыв и повысить плотность наших войск и огневых средств в секторе Д, или кардинально изменить задачу и тактику действий.

Согласно данным, обнародованным в отчете, практически ежедневно руководство АТО и Генштаба получало донесения от командования сектора Д о фактическом состоянии дел. Но ответом были лишь обвинения в паникерстве. И войска продолжали нести потери.

Сообщения об атаках, сосредоточение русских танков, удары реактивными системами с территории РФ по району основного командного пункта Сектора Д, уничтожение техники и т.п. игнорировались. Даже доклад генерала Литвина в штаб АТО о выявленных колоннах российской бронированной техники 23 августа была расценена как паника. «Это все херня. Мы это уже проходили. Держитесь! », - лаконично ответил начальник штаба АТО генерал-лейтенант Назаров. А предложения об отводе войск с целью предотвращения блокировки и окружения так и не были утверждены. Подобный ответ: «Идите на х ..! трусы» был предоставлен ​​и на сообщение полковника Ромигайла от 24 августа о колонне бронетехники российской армии численностью более 100 единиц.

Позже, что интересно, и Гелетей, и Муженко сообщали, что информацию о массовом пересечение границы регулярными частями РФ они получили только 25 августа 2014.

Наступление на Иловайск, окружение города частями регулярных войск Российской Федерации и развитие ситуации в Иловайском котле с 24 августа и до начала прорыва 29 августа 2014

При анализе этого периода в комиссии тоже возникло много вопросов к руководителям силовых ведомств. Так, план операции по наступлению на Иловайск разрабатывался в первых числах августа текущего года под руководством Командующего оперативного командования «Юг» генерал-лейтенанта Хомчака Р.Б., который является руководителем Сектора Б. При планировании взятия Иловайская руководство Сектора Б исходило из разведок, полученных из штаба АТО о том, что в городе находится от 30 до 80 сепаратистов из числа местных жителей, имеющих стрелковое вооружение, и нет организованной обороны. Но в то же время командир 40-го батальона территориальной обороны «Кривбасс», полковник Мотря и командир разведподразделений Ткачев 8 августа сообщали о наличии в Иловайске значительного количества хорошо вооруженных террористов.

Депутатов интересует, почему в военной операции по взятию под контроль Иловайская разгром основных сил противника был поручен добровольческим батальонам, а не подразделениям ВС? Но почему при планировании операции по взятию крупного транспортного узла стратегического значения не возникло сомнений по поводу незначительных сил противника, и не была проведена доразведка?

Многие вопросы вызвала и возможность управления военными действиями в режиме АТО.

Так, сначала был согласован новый план  на 18 августа. А через некоторое время генерал Хомчак получил приказ начинать на сутки раньше. Наконец, батальоны «Азов» и «Шахтерск» на точку сбора в указанное время не прибыли. Командиры заявили, что новые уточнения их не интересуют. И батальон «Донбасс» пошел выполнять задачи, не имея запланированной поддержки. Дальнейшие действия были такими же «согласованными».

По заявлению генерала Хомчака, 24 августа он из неофициальных источников получил информацию о пересечении государственной границы несколькими колоннами российской бронетехники численностью по 80-100 единиц. И штаб АТО информацию не подтвердил. Такая информация из штаба была доказана руководителю сектора Б генерал-лейтенанту Хомчаку Р.Б. после того, как 23 августа пограничная служба Украины и генерал Литвин П.М. проинформировали руководство АТО об обнаружении в секторе Д колонн российской бронированной техники, а 24 августа начальник штаба сектора Д полковник Ромигайло П.Д. доложил начальнику штаба АТО генералу Назарову В.М. о пересечении в 10.30 колонной российской бронетехники численностью более 100 единиц государственной границы Украины. К полудню 24 августа, российские войска силами самоходных артиллерийских установок ударили по тылам сектора Б, расположенных в секторе Д, а к вечеру 24 августа подразделения 51-й бригады уже взяли в плен первых 10 российских десантников из 331 полка ВДВ России, переданных затем в штаб АТО.

После этого и до начала прорыва из котла 29 августа обстрелы Иловайской группировки не прекращались. В период с 25 по 27 августа генерал Хомчак. неоднократно спрашивал у штаба АТО решения. Необходимо было либо существенно усиливать группировку, разрывать кольцо окружения и окончательно брать Иловайск, или срочно выходить из котла. Все эти дни руководство Иловайской группировки получало только один приказ - «Держаться и ждать подмоги».

Попытки деблокирования Иловайска силами АТО

Эпизод с деблокирования группировки украинских войск считается наименее исследованным.

Члены комиссии уверены, что в штабе АТО не могли не знать о критической ситуации с обеспечением окруженного Иловайского группировки. Бойцы требовали направить в Иловайск помощь. Представители Администрации президента и Генштаба убеждали родственников солдат, что помощь идет. Но ее не было. А командирам там до вечера 28 августа даже не давали команды на выход.

Переговоры о выходе из Иловайска

Проведение переговоров о выходе военных из Иловайского котла было возможно на нескольких уровнях, но не проводились должным образом.

Так, если переговоры на уровне непосредственных участников боевых действий проводились, хотя и не были эффективными, члены Следственной комиссии утверждают, что министр обороны не действовал должным образом и не пытался достичь никаких договоренностей. Также установлено, что утром 29 августа - то есть на момент начала прорыва из окружения нашей группировки - не было контакта и между Муженко и его российским коллегой Герасимовым.

Переговоры на политическом уровне также дали «сбой». Во время встречи президентов Украины и России в Минске, состоявшейся 26 августа, Иловайск уже находился в окружении. К этой дате у нас в плену уже находились 10 российских десантников из 331 полка ВДВ Российской Федерации. После минской встречи, вечером 27 августа по неофициальным каналам Администрацией Президента был получен запрос на обмен пленных российских десантников. Указанный запрос подтверждался до полудня субботы 30 августа. Однако,  до начала прорыва утром 29 августа решение украинской стороной принято не было. Хотя позже пленные десантники были переданы российской стороне.

Прорыв сил АТО с Иловайска

Решение о прорыве из Иловайского котла было принято руководителем Сектора Б после консультаций с командирами батальонов во второй половине дня 28 августа. Но следственная комиссия еще собирается уточнить, какие меры по поддержке колонн, выходили из окружения, были приняты штабом АТО и насколько они были эффективны.

Выводы ВСК:

1. В основе причины, которые привели к Иловайской трагедии, состоят фундаментальные проблемы в организации обороны страны.

2. Невведение военного положения привело к дезорганизации управления военными действиями, в значительной мере обусловило Иловайские события.

3. Ложные кадровые решения существенно усложнили обстановку, а неадекватные действия министра обороны Гелетея В.В. и начальника Генерального штаба - Главнокомандующего Вооруженными Силами Украины Муженко В.М. привели к Иловайской трагедии.

По мнению членов комиссии, трагическом развитии событий реально могла помешать своевременная реакция этих людей на информацию о вторжении российских войск, поступающей с 23 августа.

4. Иловайская трагедия имела не только тяжелые военные, но и не менее тяжелые политические последствия для страны.

Результатом ошибок, которые были допущены военным руководством страны, стали сотни человеческих жизней и искалеченных судеб. Стала падать доверие народа к руководству страны и армии. Эти настроения стали фоном встречи президентов Украины и России, состоявшейся 26 августа 2014 в Минске и, в значительной степени, определили подписания 5 сентября 2014 минских соглашений, которые неоднозначно воспринимаются как жителями Донбасса, так и жителями всей Украины, а также принятия не менее спорных законов «о Донбассе» 16 сентября.